В качестве концептуально-методологических сдвигов произошедших в естествознаниии в конце ХХ в., можно выделить следующие.
1. Распространение методологии синергетики – теории самоорганизации сложных открытых систем любой природы
В постнеклассическом естествознании очень актуальны такие понятия, как бифуркация, флуктуация, хаосомность, нелинейность, неопределенность, необратимость, дополнительность, диссипативные структуры и т. п. В синергетике показано, что современная наука имеет дело с очень сложноорганизованными системами разных уровней организации, связь между которыми осуществляется через хаос. Каждая такая система предстает как эволюционное целое.
2. Холизм (от греч. holos – целое) – усиление теоретико-методологической значимости принципа целостности, т. е. осознаниене обходимости интегрального, всестороннего взгляда на окружающую действительность
Конкретными проявлениями холистской парадигмы выступают следующие тенденции.
Целостности цивилизации, общества, биосферы и ноосферы, энергоинформационного пространства Вселенной в целом. Одно из ярких выражений принципа холизма заключается в том, что человек находится не вне изучаемого объекта, а внутри его. Он всегда лишь некоторая часть (человек как микрокосм – эту истину знала уже античная наука), познающая целое.
Интеграция естественных и гуманитарных наук, количественного и качественного стилей научного мышления. Естествознание длительное время ориентировалось на постижение «природы самой по себе», безотносительно к субъекту познания. Социальные науки – на постижение человеческого духа и ценностей культуры. Для них первостепенное значение имело выявление смысла, не столько объяснение, сколько понимание. Теоретико-методологические принципы, получающие развитие в современном естествознании, все чаще используются в гуманитарных науках. В то же время имеет место и обратный процесс. Освоение наукой саморазвивающихся «человекоразмерных» систем стирает прежние границы между методологией естествознания и гуманитарных наук. В связи с этим наблюдается тенденция к конвергенции двух культур – научно-технической и гуманитарно-эстетической. Центром этого процесса оказывается человек как интегральное, духовно-материальное целое.
Постепенное преодоление частными науками ограниченности абстрактно-рассудочной культуры новоевропейского рационалистического стиля мышления. Все более часто ученые обращаются к традициям интуитивистского познания, органично сочетающего рациональные и иррациональные компоненты мысли.
Распространение принципа коэволюции, т. е. взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целого. Будучи биологическим по происхождению, связанным с изучением совместной эволюции различных биологических объектов и уровней их организации, понятие коэволюции охватывает сегодня обобщенную картину всех мыслимых эволюционных процессов – это и есть глобальный эволюционизм. Данное понятие характеризует как материальные, так и идеальные (духовные) системы, т.е. является всеобщим, универсальным. Коэволюция ставит вопрос о синтезе знаний, о необходимости совмещения различных уровней эволюции, различных представлений о коэволюционных процессах, выраженных не только в науке, но и в искусстве, религии и философии. Коэволюция совершается в единстве природных и социальных процессов. Поэтому на современном этапе развития науки требуется постоянное взаимодействие естественнонаучного и гуманитарного знания с целью более точного исследования коэволюционного процесса.
3. Трансформация природы объекта исследования и усиление роли междисциплинарных подходов к его изучению
В современной методологической литературе все более склоняются к выводу о том, что если объектом классической науки были простые системы, а объектом неклассической науки – сложные системы, то в настоящее время внимание ученых все больше привлекают исторически развивающиеся системы, которые с течением времени формируют все новые уровни своей организации. Причем возникновение каждого нового уровня оказывает воздействие на ранее сформировавшиеся, меняя связи и композицию их элементов. Системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием, постепенно начинают определять облик современной постнеклассической науки. А это требует новой методологии их познания. В литературе определяют такие признаки самоорганизующихся систем, как: открытость – для вещества, энергии, информации; нелинейность – множество путей эволюции системы и возможность выбора из данных альтернатив; когерентность (сцепление, связь) – согласованное протекание во времени процессов в данной системе; хаотический характер переходных состояний в них; непредсказуемость их поведения; способность активно взаимодействовать со средой, изменять ее в направлении, обеспечивающем наиболее успешное функционирование системы; гибкость структуры; способность учитывать прошлый опыт.
Объектом современной науки (и естествознания в том числе) становятся так называемые человекоразмерные системы: медико-биологические объекты, объекты экологии, включая биосферу в целом (глобальная экология), объекты биотехнологии (в первую очередь генетической инженерии), системы «человек–машина» и т. д.
4. Усиление интегративной роли философии («рефилософизация») и ее методов во всех естественных науках
В постнеклассическом естествознании еще более активно (прежде всего в силу специфики его предмета и возрастания роли человека в нем), чем на предыдущих этапах, задействованы все функции философии – онтологическая, гносеологическая, методологическая, мировоззренческая, аксиологическая и др.
Проблема опять же в том, о какой конкретно философии идет речь и как именно она влияет на развитие естественных наук конца ХХ в. Предметом активного обсуждения сегодня являются вопросы о самой философии как таковой; о ее месте в современной культуре; о специфике философского знания, его функциях и источниках; о влиянии философии на развитие познания (в том числе научного) и иных форм деятельности людей.
5. Методологический плюрализм, осознание ограниченности, односторонности любой методологии
В свое время великий физик В. Гейзенберг говорил о том, что надо постигать действительность всеми дарованными нам органами. Но нельзя, подчеркивал он, ограничивать методы своего мышлений одной-единственной философией. Вместе с тем недопустимо какой-либо метод объявлять «единственно верным», принижая или вообще отказывая (неважно, по каким основаниям) другим методологическим концепциям. В современной науке нельзя ограничиваться лишь логикой, диалектикой и эпистемологией (хотя их значение очень велико), а еще более, чем раньше, нужны интуиция, фантазия, воображение и другие подобные факторы, средства постижения действительности.
В естествознании ХХ в. все чаще говорят об эстетической стороне познания, о красоте как эвристическом принципе применительно к теориям, законам, концепциям. Красота – это не только отражение гармонии материального мира, но и красота теоретических построений. Поиски красоты, т. е. единства и симметрии законов природы – характерная особенность современной физики и ряда других естественных наук.
6. Диалектизация как важнейшая черта постнеклассической науки: широкое применение диалектического метода в разных сферах естественнонаучного познания
Объективная основа этого процесса – сам предмет исследования (его целостность, саморазвитие, внутренняя противоречивость), а также диалектическая природа самого познавательного процесса.
7. Внедрение времени во все естественные науки, все более широкое распространение идеи развития («историзация», «диалектизация» естествознания)
В последние годы активно и плодотворно идею «конструктивной роли времени», его «вхождения» во все области и сферы специально-научного познания развивает И. Пригожин. Он пишет: «Время проникло не только в биологию, геологию и социальные науки, но и на те два уровня, из которых его традиционно исключали: макроскопический и космический. Не только жизнь, но и Вселенная в целом имеет историю, и это обстоятельство влечет за собой важные следствия». Главное из них – необходимость перехода к высшей форме мышления – диалектике как логике и теории познания.
Одна из основных её идей – «наведение моста между бытием и становлением», «новый синтез» этих двух важнейших «измерений» действительности, двух взаимосвязанных аспектов реальности, однако при решающей роли здесь времени (становления). И. Пригожин считает, что мы вступаем в новую эру в истории времени (которое «проникло всюду»), когда бытие и становление могут быть объединены. «В наше время и физика, и метафизика (здесь в смысле философия) фактически совместно приходят к концепции мира, в которой процесс становления является первичной составляющей физического бытия и (в отличие от монад Лейбница) существующие элементы могут взаимодействовать и, следовательно, рождаться и уничтожаться». Он уверен, что мы находимся на пути к новому синтезу, новой концепции природы, к новой единой картине мира, где время – ее существенная характеристика. Время и изменение первично повсюду, начиная с уровня элементарных частиц и до космологических моделей.
Понятие «история» применяется ко все более широкому кругу природных объектов и вводится даже в квантовомеханическую интерпретацию, где его раньше не было. Причем историзм, согласно Пригожину, определяется тремя минимальными условиями, которым отвечает любая история: необратимость, вероятность, возможность появления новых связей. Исторический аспект любой науки, в том числе о неживых (и, казалось бы, неразвивающихся) объектах, все более выдвигается на передний план познания. Так, в последние годы активно формируется новое направление исследований – эволюционная химия, предметом которой является химическая эволюция.
8. Усиливающаяся математизация естественнонаучных теорий и увеличивающийся уровень их абстрактности и сложности
Эта особенность современного естествознания привела к тому, что работа с его новыми теориями из-за высокого уровня абстракций вводимых в них понятий превратилась в новый и своеобразный вид деятельности. В этой связи некоторые ученые говорят, в частности, об угрозе превращения теоретической физики в математическую теорию. Компьютеризация, усиление альтернативности и сложности науки сопровождаются изменением и ее «эмпирической составляющей». Речь идет о том, что появляются все чаще сложные, дорогостояющие приборные комплексы, которые обслуживают исследовательские коллективы и функционируют аналогично средствам промышленного производства.
В науке конца ХХ – начале ХХI в. резко возросло значение вычислительной математики (ставшей самостоятельной ветвью математики), так как ответ на поставленную задачу часто требуется дать в числовой форме. В настоящее время важнейшим инструментом научно-технического прогресса становится математическое моделирование. Его сущность – замена исходного объекта соответствующей математической моделью и в дальнейшем ее изучение, экспериментирование с нею на ЭВМ и с помощью вычислительно-логических алгоритмов. В современной науке математическое моделирование приобретает новую форму осуществления, связанную с успехами синергетики. Речь идет о том, что «математика, точнее математическое моделирование нелинейных систем, начинает нащупывать извне тот класс объектов, для которых существуют мостики между мертвой и живой природой, между самодостраиванием нелинейно эволюционирующих структур и высшими проявлениями творческой интуиции человека».
Что касается современной формальной логики и разрабатываемых в ее рамках методов, законов и приемов правильного мышления, то, по свидетельству ее выдающегося представителя, «она расплавилась в разнообразных исследованиях математики, а также в таких новых дисциплинах на научной сцене, как информатика и когнитология, кибернетика и теория информации, общая лингвистика – каждая с сильным математическим уклоном».
Развитие науки, особенно в наше время, убедительно показывает, что математика – действенный инструмент познания, обладающий «непостижимой эффективностью».
Вместе с тем стало очевидным, что эффективность математизации, т. е. применение количественных понятий и формальных методов математики к качественно разнообразному содержанию частных наук, зависит от двух основных обстоятельств: от специфики данной науки, степени ее зрелости и совершенства самого математического аппарата. При этом недопустимо как недооценивать последний, так и абсолютизировать его («игра формул», создание «клеток» искусственных знаковых систем, не позволяющих дотянуться до «живой жизни» и т. п.). Кроме того, надо иметь в виду, что чем сложнее явление или процесс, тем труднее они поддаются математизации (например, социальные и духовные процессы, явления культуры).
9. Развитие принципов универсального эволюционизма, объединяющих в одно целое методы системного и эволюционного подходов
Становление эволюционных идей имеет достаточно длительную историю. Уже в ХIХ в. они нашли применение в геологии, биологии и других областях знания, но воспринимались скорее как исключение по отношению к миру в целом. Однако вплоть до наших дней принцип эволюции не был доминирующим в естествознании. Во многом это было связано с тем, что длительное время лидирующей научной дисциплиной была физика, которая на протяжении большей части своей истории в явном виде не включала в число своих фундаментальных постулатов принцип развития.
Представления об универсальности процессов эволюции во Вселенной реализуются в современной науке в концепции глобального эволюционизма. Последний и обеспечивает экстраполяцию эволюционных идей, получивших обоснование в биологии, астрономии и геологии, на все сферы действительности и рассмотрение неживой, живой и социальной материи как единого универсального эволюционного процесса. Идея глобального эволюционизма демонстрирует процесс перехода естествоиспытателей периода постнеклассической науки к диалектическому способу мышления, где ключевым принципом является принцип историзма.
В обоснование универсального эволюционизма внесли свою лепту многие естественнонаучные дисциплины. Но определяющую роль в его утверждении сыграли три важнейших концептуальных направления в науке ХХ в.: а) теория нестационарной расширяющейся Вселенной; б) синергетика; в) теория биологической эволюции и созданная на ее основе концепция биосферы и ноосферы.
Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32