Теория информационного общества – одна из наиболее актуальных и перспективных отраслей современной науки. Она объединяет научные поиски ученых США, Японии, Западной Европы, России.
Не случайно, что сам термин «информационное общество» впервые введен в научный оборот в начале 1960-х гг. фактически одновременно в США и Японии Ф. Махлупом и Т. Умесао, положивших начало теории, развитой такими известными авторами, как Джон Гэлбрейт, Йонеи Масуда, Даниел Белл, Олвин Тоффлер, Збигнев Бжезинский, Маршал Маклюэн, Ален Турен и др.
В Японии впервые в достаточно отчетливом виде идея информационного общества была сформулирована в конце 1960–начале 1970-х гг. Изобретение самого термина «информационное общество» приписывается Ю. Хаяши, профессору Токийского технологического института. Контуры информационного общества были обрисованы в отчетах, представленных японскому правительству рядом организаций: Агентством экономического планирования «Японское информационное общество: темы и подходы». Японский вариант концепции информационного общества разрабатывался прежде всего для решения задач экономического развития Японии.
Один из известных в мире футурологов, советник японского правительства по социальным проблемам и эксперт в области применения компьютеров Й. Масуда в работе «Информационное общество – общество постиндустриальное» выделяет стадии развития компьютерной и информационной технологии: сначала компьютеры использовались для решения научных задач в масштабах отдельной страны, затем – задач управления, ныне объектом компьютеризации становится общество в целом, следовательно, улучшаются социальные условия. На следующей стадии предполагается решение проблем личности, т. е. индивиды получат возможность пользоваться информацией свободно, что приведёт к всеобщему благоденствию. В информационном обществе классы заменяются социально не дифференцированными «информационными сообществами». Духом времени в информационном обществе станет «глобализм», для которого характерны три идеи: ощущение единства человечества, мирный симбиоз человечества и природы и возникновение глобального информационного пространства, не знающего региональных и национальных границ.
В США идея постиндустриального общества была выдвинута в 1960-е гг. социологом Д. Беллом. В развернутом виде концепция постиндустриализма представлена в его книге «Наступление постиндустриального общества. Опыт социального прогноза», изданной в 1973 г. Белл вводит «осевой принцип» – выбор определённой оси, относительно которой располагаются события. Например, если брать другой осевой принцип, картина изменится. Если Маркс делит историю на основе типа собственности, формы производственных отношений, то Белл – на основе оси, за которую приняты производство и виды используемого знания.
Разделяя историю человеческого общества на три стадии – аграрную, индустриальную и постиндустриальную, Д. Белл стремился обрисовать контуры постиндустриального общества, во многом отталкиваясь от характеристик индустриальной стадии. Постиндустриальное общество противопоставляется индустриальному и доиндустриальному по следующим показателям: 1) основной природный ресурс – информация (в доиндустриальном – сырьё, в индустриальном – энергия); 2) характер производственной деятельности, который квалифицируется как обработка (в противоположность добыче и изготовлению); 3) технологии наукоёмки (в противоположность трудоёмким и капиталоёмким); 4) знаменитая формулировка: первое – взаимодействие с природой, второе – взаимодействие с преобразованной природой, третье – взаимодействие между людьми.
Если индустриальное общество есть организация машин и людей для производства вещей, то центральное место в постиндустриальном обществе, по Д. Беллу, занимает знание, и притом знание теоретическое. Белл пишет: «Конечно, знание необходимо для функционирования любого общества. Но отличительной чертой постиндустриального общества является характер знания…Важнейшее значение для организации решений и направления изменений приобретает центральная роль теоретического знания, предполагающего первенство теории над эмпиризмом и кодификацию знаний в абстрактных системах символов, которые... могут использоваться для интерпретации различных изменяющихся сфер опыта. Любое современное общество живет за счет инноваций и социального контроля изменений, оно пытается предвидеть будущее и осуществлять планирование. Именно изменение в осознании природы инноваций делает решающим теоретическое знание».
Существенной характеристикой постиндустриального общества, считал Белл, явится уже возникшая новая интеллектуальная технология, используемая в принятии управленческих решений.
Вариант конвергенции идей постиндустриализма и информационного общества в исследованиях Д. Белла представляет изданная в 1980 г. книга «Социальные рамки информационного общества». Здесь, как и в книге «Наступление постиндустриального общества», информация для Белла связана прежде всего с научным, теоретическим знанием. Американский ученый выделяет следующие ступени производства информации:
1) устно опосредованный обмен «лицом к лицу»;
2) письменный обмен, опосредованный печатью;
3) электронно-опосредованный обмен.
Интересна концепция М. Маклюэна. Обусловливая фундаментальные культурные сдвиги сменой господствующих видов коммуникации, Маклюэн создаёт свою трёхступенчатую модель всемирной истории. Первая эпоха – эпоха письменного индивида, где преобладает устная речь как средство коммуникации («человек слушающий»), непосредственное отношение к окружающей действительности, которое находит своё выражение в мифологических стереотипах сознания. Вторая эпоха – эпоха типографского, или индустриального индивида, – визуальное мировосприятие («человек смотрящий»), рационалистическое, опосредованное видение мира. Третья эпоха – эпоха синтеза «человека слушающего» и «человека смотрящего» – время так называемой компьютерно-информационной, или «экранной» культуры в рамках всемирной цивилизации – «глобальной деревни».
Мануэль Кастельс, европейский социолог, ныне живущий в США, широко известен своими многочисленными работами по социологическим проблемам – от теории информационного общества до вопросов экологической опасности, от концепции перехода к рыночному хозяйству до исследования мировой криминальной экономики. В своей книге «Информационная эра: экономика, общество и культура» он пишет: «Историческая тенденция приводит к тому что, доминирующие функции и процессы все больше оказываются организованными по принципу сетей…Именно сети составляют новую морфологию наших обществ, а распространение “сетевой” логики в значительной мере сказывается на ходе и результатах процессов связанных с производством, повседневной жизнью, культурой и властью».
Согласно Кастельсу, важнейшей чертой нового общества выступает даже не доминирование информации или знания, а изменения направления их использования, в результате чего главную роль в жизни людей обретают глобальные сетевые структуры, вытесняющие прежние формы личной и вещной зависимости. «Принадлежность к той или иной сети или отсутствие таковой наряду с динамикой одних сетей по отношению к другим выступает важнейшим источником власти», – подчеркивает американский социолог.
Обобщая существующие концепции, современная наука выделяет характерные черты информационного общества.
1. Решение проблемы информационного кризиса, т. е. снятие противоречия между информационной «лавиной» и информационным «голодом». Любой индивид, группа лиц, предприятие или организация в любой точке страны и в любое время могут получить за соответствующую плату или бесплатно на основе автоматизированного доступа и систем связи любую информацию и знания, необходимые для их жизнедеятельности и решения личных и социально значимых задач. В обществе производится, функционирует и доступна любому индивиду, группе или организации современная информационная технология, обеспечивающая выполнимость вышеуказанного.
2. Социальную морфологию представляет организация общества по принципу сетей.
3. Обеспечение приоритета информации по сравнению с другими ресурсами. Имеются развитые инфраструктуры, обеспечивающие создание национальных информационных ресурсов в объёме, необходимом для поддержания постоянно убыстряющегося научно-технологического и социально-исторического прогресса. Общество в состоянии производить всю необходимую для жизнедеятельности информацию (прежде всего научную).
4. Главная форма материально-технического развития – информационная экономика. В этой сфере трудится большинство работающего населения, число занятых в традиционных сферах производства неуклонно снижается, при столь же неуклонном повышении производительности труда и качества продукции.
В основу общества будут заложены автоматизированные генерация, хранение, обработка и использование знаний с помощью новейшей информационной техники и технологии.
5. Информационная технология приобретает глобальный характер, охватывая все сферы деятельности человека.
6. Формирование информационного единства всей человеческой цивилизации
Французский теоретик А. Турен в этой связи выделяет 10 тенденций развития будущего информационного общества.
1. Повышение роли информационного сектора как в сфере услуг, так и в народном хозяйстве в целом.
Дальнейший рост доли информационного сектора приведет к существенному изменению структуры факторов, определяющих прибыльность бизнеса и структуру занятости. «Оценки мирового информационного сектора Международного союза электросвязи дают основания предполагать, что он растет быстрее, чем экономика в целом. Кроме того, он не подвержен воздействию экономических спадов. В него включают производство телекоммуникационных и компьютерных услуг и оборудования, аудиовизуальных развлечений». Таким образом, развитие инфотелекоммуникационного сектора приведет к глубоким структурным изменениям в народном хозяйстве. В этом плане совершенно справедлив вывод о том, что культура и образование, туризм и здравоохранение, транспорт и торговля – все инфраструктурные отрасли будут в своем развитии опираться на достижения информационной революции и использовать инфокоммуникационные средства и услуги в сферах своей деятельности.
2. Интеграция телекоммуникационных и информационных структур приведет к появлению новых отраслей экономики, новых продуктов и услуг, удовлетворению новых потребностей. В этой связи Международным союзом электросвязи введено новое понятие «инфокоммуникации», под которыми понимается конвергенция телекоммуникационных и информационных услуг. Яркий пример такой интеграции – появление всемирной сети передачи данных – Интернет. С появлением возможности передавать средствами пакетной коммуникации Интернет не только данные, но и голос, картинки, звуки, видео- и графическую информацию, в рамках указанной интеграции технологий и услуг будет развиваться торговля, осуществляться банковские, библиотечные, образовательные, медицинские и другие услуги. Освоение передачи на расстояние аудио- и видеоинформации еще больше расширит спектр услуг в рамках инфокоммуникации.
3. Внедрение методов обучения на расстоянии, которые также основаны на интеграции телекоммуникационных и информационных услуг, позволит повысить уровень образования в целом и реализовать принцип непрерывного обучения. Причем в рамках такой концепции можно более эффективно использовать индивидуальный подход к учащимся.
4. Другое направление конвергенции информационных и телекоммуникационных услуг приведет к улучшению системы здравоохранения на основе расширения доступности профилактической медицинской информации и регулярных консультаций с врачами (теледиагноз, телелечение, телеконсилиумы).
5. Предоставление посредством телекоммуникаций информации музеев, библиотек, других хранилищ культурных ценностей жителям отдаленных регионов будет способствовать повышению культурного уровня населения.
6. Глобализация информационных и телекоммуникационных секторов приведет к созданию и развитию глобальной информационной инфраструктуры, единого информационного пространства без границ. Благодаря связи и телекоммуникациям станет возможным объединить информационные и интеллектуальные ресурсы человечества, создать глобальную базу знаний, всеобщий и мировой ассоциированный интеллект как производительную силу общества.
7. Изменение структуры распределения времени между рабочим временем и досугом на основе появления новой формы занятости – «телеработы». Это работа без пространственной привязки с использованием телекоммуникационных каналов оперативного доступа. Особенно это важно для людей с физическими недостатками, для жителей отдаленных регионов с низким уровнем занятости.
В целом такая тенденция приведет к изменению культуры работы и культуры быта.
8. Формирование новой политической культуры с более полной реализацией принципов свободы слова через электронные средства массовой информации. Однако при этом возникает проблема определения границ цензуры. Будут сняты ограничения для политической активности граждан на основе получения доступа к государственным нормативно-правовым актам и расширения возможности изъявления своей точки зрения через средства телекоммуникаций (в Интернете и т.д.).
9. Появление новой информационной культуры, под которой понимается умение целенаправленно работать с информацией, использовать ее, обрабатывать, хранить и передавать. В узком смысле информационная культура определяет уровень информационного общения. Новая культура общения заключается в принципиально иных формах личных и профессиональных связей с помощью электронной почты, телеконференций, т. е. без личного присутствия, но в режиме диалога.
10. Сетизация общества, что предполагает использование понятия «сеть» как основополагающего при анализе структуры информационного общества.
Однако, согласно Турену, информационное общество проявляет и негативные тенденции:
– излишнее («зомбирующее») влияние на общество средств массовой информации (особенно рекламы);
– нежелательное вмешательство в частную жизнь людей и организаций на базе информационных технологий (например, так называемое хакерство через Интернет);
– сложность адаптации к среде информационного общества;
– опасность разрыва между «информационной элитой» (людьми, занимающимися разработкой информационных технологий) и простыми потребителями.
О. Тоффлер перечисляет черты новой «постиндустриально-информационной» формации:
1) демассивизация общества и культуры;
2) деиерархизация общества и культуры;
3) резкий рост информационного обмена;
4) сближение производства и потребления;
5) развитие полицентричных, самоуправляющихся систем;
6) экологическая реконструкция экономики и вынос опасных производств за пределы Земли;
7) индивидуализация личности при сохранении солидарных отношений между людьми;
8) интернационализация;
9) построение структуры общества по типу сети;
10) знание как решающий фактор социальных процессов.
Таким образом, отчетливо просматриваются следующие основные черты информационного общества:
– приоритетное значение информации по сравнению с другими ресурсами;
– доминирование информационного сектора в общем объеме ВВП;
– формирование экономии времени за счет использования новых телекоммуникационных и компьютерных технологий;
– информация, знания и квалификация субъекта как главные факторами власти и управления;
– формирование метасети как базовой структуры общества.
Суммируя существующие подходы к трактовке понятия информационного общества, можно сказать, что в настоящее время под ним подразумевается:
1) общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, порожденной взрывным развитием и конвергенцией информационных и коммуникационных технологий;
2) общество знания, т.е. общество, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению работать с ней;
3) глобальное общество, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ; которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой – открывает каждому сообществу новые возможности для самоидентификации.
Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32