Название публикации

ЗНАКОВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КОСТЮМА. ФОРМЕННАЯ ОДЕЖДА ПРИДВОРНЫХ ЧИНОВ И ЗВАНИЙ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

 

Автор(ы)

М. Зацаринская

 

Основной материал

В настоящее время в России, когда государственные службы находятся в поисках новой форменной одежды, актуальными становятся многие вопросы ее истории. К ним, в частности, можно отнести различные аспекты, связанные со знаковой стороной форменной одежды. Повышенный интерес к семиотике, истории быта (повседневности) придают теме особое звучание. В данной статье знаковая сущность костюма исследуется на примере придворной форменной одежды.

Появившись при Петре I, чиновная система, а вслед за нею и форма, не оставалась неизменной подвергалась корректировке. Юридически придворный мундир как главная составляющая единица формы обретает свою норму лишь при Николае I и сохраняется без особых изменений вплоть до падения империи. То есть первая половина XIX века - это период формирования образцов (эталонов) придворного костюма и их введения в быт как нормы.

Мундир был обязательной формой служащих и создавал внешний порядок. В самодержавном строе превращал город в его внешнем качестве в казарму. В контексте культуры дворянства как служивого сословия язык мундира как такового будет указывать, прежде всего, на принадлежность человека к чиновному слою и может получить трактовку знака "свой - чужой", когда дворянин, получая право и вместе с тем обязанность носить мундир, записывался в ряды "своих", и, когда само наличие мундира ставило его обладателя над простолюдином.

Вместе с разделением службы на гражданскую, военную и придворную имели хождение и различные мундиры. Особое положение придворной знати переносилось на качество внешнего вида их мундиров: придворный костюм представлял собой симбиоз гражданской и военной формы, и все элитное придворное чиновничество делилось на две группы по обладанию тем или иным мундиром (мундир гражданского (1) и военного покроя (2)). Кроме непосредственной функции выделения чинов по их службе при дворе, мундиры в придворном пространстве словно отражали в государственной службе двух ее ипостасей: гражданской и военной. В данном случае мундир, если представить его знаком, заменял собой реальность, играя роль символического проводника (3).

Те же два вида форменной одежды при дворе объединял один из важных знаковых элементов формы. Это темно-зеленый цвет сукна. Надо сказать, темно-зеленый цвет - основа мундиров не только придворных, но и гражданских, а также части военных. Однако цвет не только объединял, но и различал. Здесь следует говорить о цветовых сочетаниях. Характерное для придворных мундиров цветовое сочетание темно-зеленый / красный (имеется в виду темно-зеленый полукафтан с красным воротником и такого же цвета обшлагами (4)) отличало последних от, например, представителей министерства финансов, мундир которых имел сочетание темно-зеленого цвета сукна полукафтана и темно-зеленого же, но бархатного воротника и обшлага, "подбитые красным сукном с красной же выпушкой" (5). Нормированная цветовая символика распространялась и на дамские "мундирные платья". Так, малиновый цвет должен был обозначать гофмейстрину, зеленый - статс-дам и камер-фрейлин, пунцовый - фрейлин и наставниц великих княгинь (6).

Особым значением обладало шитье на полукафтане. Во-первых, вышивка отделяла придворный мундир гражданского образца от придворного мундира военного покроя. И если на первый помещались растительный орнамент и бранденбуры (узорчатая обшивка бортовых петель), то на второй нашивались "перевитые золотые канительные снурки" (7). Во-вторых, шитье различало первые и вторые чины двора. (Придворных чинов, относящихся к I классу Табели о рангах, в расписании не значилось, поэтому в качестве первых чинов двора выступали те придворные чины, которые состоят во II классе, а вторые чины двора - это соответственно чины в III классе по табели.) Это выражалось в том, что для вторых чинов двора шитье по швам исключалось (8). А у шталмейстеров и егермейстеров, помимо шитья по швам, из вышитой трехуровневой ленты вычитался еще один ряд и, таким образом, оставался узор из двух рядов (9). Различие по шитью на мундире отражалось и на градации шитья шляп - одной из неотъемлемых частей формы. И чем выше было положение персоны, тем больше было золотого шитья. И, в-третьих, шитье, а вернее его цвет обозначал иерархию дворов: если придворные чиновники Высочайшего двора имели шитье золотое, то мундиры представителей дворов великих князей и княгинь обшивали серебряной вышивкой (10).

И цвет, и шитье, как видно, указывали на реальное положение человека на социальной лестнице, отражая дифференциацию чиновничества по роду службы, классу и чину.

Кроме категории определения формы по чину существовала иерархия формы и в других категориях: праздничная / будничная и служебная / внеслужебная. Так, вицмундиры (11) должны были в менее торжественных случаях заменять парадный мундир. Эти мундиры, исключая шитье, тем самым не давали повода различать придворные чины по классу. За вицмундиром следует сюртук - повседневная форма и, наконец, носимый вне службы мундирный фрак. Удаленный от службы, он имел менее всего отличительных знаков. Для всех придворных чинов он был одинаков: "темно-зеленого сукна с черным бархатным отложным воротником" (12). Причем форма обязательно соотносилась с моделью официального поведения придворного вельможи (13). Фон шитья на мундире, воздействуя на человека, в праздничной атмосфере должен был придавать нарядность и помпезность всем церемониям. Прийти на придворный бал или церемонию "большого выхода" в вицмундире стало бы нарушением правил. Можно заметить, чем "беднее" выглядела форма, тем дальше она отдалялась от двора и его празднеств.

К знаковым элементам форменной одежды, конечно же, нужно отнести символические изображения на ее деталях: это герб с двуглавым орлом, вензель императора (императрицы) под короной. Такая "печать орла" имела место не столько на самой одежде, сколько на тех предметах, которые носились вместе с ней или поверх нее. Российский герб можно видеть на пуговицах мундира, на орденах, медалях, на различных атрибутах придворного: на камергерском ключе и навершии обер-гофмаршальского жезла. Вензеля же часто фигурируют на шифрах - особых отличительных знаках. Такие предметы определяли важность обстановки, знакового пространства, и в то же время были его порождением, что указывает на присутствие семиотических связей между контекстом и знаком.

В связи с вышесказанным можно определить две важные функции форменной одежды. С одной стороны, - это репрезентативная (одновременная демонстрация ранжированности чиновничества и престижа власти, величия государства), с другой - сакральная функция (поклонение чину и выше - самой власти в лице императора), когда форма приобретает характер сценической одежды.

В заключении необходимо отметить следующее: знак, будь то сам мундир или его декоративные детали, был наложением на другие знаки - нематериального характера - звуковые символы (чин, титул, звание). Эта знаковая система была зеркалом самодержавно-бюрократического государства.

 

Библиография

1. Положение о форменной одежде гражданских чинов в Империи // Свод законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. III. № 199. С. 582.

2. Там же. № 29, 205, 208. С. 558, 583, 584.

3. Сорокин П. А. Система социологии. В 2 т. М., 1993. Т. 1. С. 250.

4. Положение о форменной одежде гражданских чинов в Империи // Свод законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. III. № 91. С. 566.

5. Там же. № 119. С. 570.

6. Шепелев Л. Придворные мундиры // Родина. 1992. № 11-12. С. 28.

7. Положение о форменной одежде гражданских чинов в Империи // Свод законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. III. № 200. С. 583.

8. Там же. № 2. С. 720.

9. Там же. № 6. С. 720.

10. Там же. № 10. С. 721.

11. Там же. № 91. С. 566.

12. Там же. № 92. С. 566.

13. Лотман Ю. М. Театр и театральность в сфере культуры начала XIX века // Он же. Избранные статьи. В 3 т. Таллин, 1992. Т. 1. С. 265-276.

Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32