Название публикации

РАСКАЗАЧИВАНИЕ КАК СЛЕДСТВИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

 

Автор(ы)

А. С. Жукова

 

Основной материал

Гражданская война - одно из самых трагичных событий XX века, прокатившееся раскаленной лавой от столицы "до самых окраин" огромной империи, сметая устои и оставляя кровавый след людских потерь. Искры этого грандиозного пожарища кого-то закалили, а кого-то испепелили дотла. Наиболее плачевное последствие разыгравшейся стихии стало уничтожение "казачества" как класса. Это явление в нашей историографии получило название "расказачивание". К сожалению, до сих пор история данного вопроса имеет массу белых пятен и вызывает в обществе шквал критики в сторону советского правительства, которое захлебнулось в крови своих врагов. Автор доклада проанализирует толкование политики "расказачивания" в историографии, выявит корни понятия "расказачивания" и покажет причины, методы борьбы советского государства с казачеством в условиях гражданской войны.

Первые жаркие споры, касающиеся проблемы "расказачивания", вспыхнули в середине 20-х годов вокруг романа М. А. Шолохова "Тихий Дон", где автора обвинили в незнании казака и сгущении красок вокруг политики расказачивания. Нападавшие члены РАППа представляли казаков как монолитное целое , извечно враждебное остальному народу. Следовательно, насилие мыслилось в качестве единственно возможной по отношению к ним политики, и расказачивание само собой разумелось. Новая вспышка интереса к теме возникла в пору "хрущевской оттепели" - были установлены рамки дозволенного в толковании политики расказачивания. Яркий пример - краткий пересказ, с опущением одиозных мест, текста циркулярного письма ЦК РКП(б) от 24 января 1918 в многотомной "Истории КПСС", где перегибы считались мелкими ошибками местных партийных работников. В данный период времени появляется термин "расказачивание" с добавлением "так называемое" в работе Спирина Л. М. (1). На вопрос о том, кто виноват, в те годы принято было отвечать обтекаемо, что вызывало недоверие. И еще в 60-х годах заговорили о том, что у антаказачьих идей был автор, а начало трагедии положило вышеупомянутое письмо. Вопрос, связанный с авторством данного документа, рождает несколько версий в 80-х годах. В 1988 году писатель А. Знаменский (2) и историк Л. И. Футорянский (3) видят инициаторов антиказачьей политики в членах Донбюро: С. Сырцова, П. Бронхиным-Свердлине, А. Френкеле, А. Белобородове, которые после ее отмены и решений 8 съезда РКП(б) в совокупности документов предлагали меры, совпадающие с теми, которые рекомендовались в документе, утратившем свою силу. Другие исследователи: Е. Лосев (4) и Г. Назаров (5) обвиняют Свердлова в организации истребления казачества, так как он единолично подписал циркуляр от 24 января 1919 года. Главный аргумент, что циркуляр был приостановлен в день смерти Свердлова - 16 марта 1919 года. В конце 80-х годов вышла публикация А. В. Венкова (6), где автор вводит в научный оборот фактический материал о Вешенском восстании, попытался связать политику "расказачивания" с "военным коммунизмом" и ориентацией большевиков на скорую мировую революцию. В исследованиях Г. Л. Воскобойникова и Д. К. Прилепского (7) и Ермолина А. П. (8) слышится критика в адрес советской власти за ошибочные репрессии казаков: "Такая линия являлась ошибочной, так как не учитывала начавшегося перелома в настроении середняцкого казачества".

Историографическая ситуация стала меняться в 90-х. Правда, в условиях гласности перекраивать историю по-своему становится все труднее, утвердившиеся стереотипы в научном мире порой не подлежат ломке долгие годы. Так, на конференции в Нальчике в 1990 году, большинство выступавших оправдало политику террора, не соглашалось с антиказачьим характером политики большевиков после гражданской войны. Зато был совершен прорыв в терминологии по отношению к 20-м годам. С. А. Кислицын говорит о "латентном расказачивании", В. П. Трут пользуется термином "скрытое расказачивание", А. И. Козлов (9) пишет об "экономическом расказачивании" (до революции). Все вышеупомянутые термины , можно сказать, всего лишь производные от главного термина "расказачивание". А суть, вкладываемая в этот термин, появляется в 60-е годы 19 в. у проводившего реформы военного министра Д. А. Милютина. Это призыв казаков на военную службу на общих для всех россиян основаниях, то есть прекращение раздачи феодальных ленов за службу, которая становится гражданской обязанностью, а не привилегией. Именно на данный момент опирается исследователь П. Г. Чернопицкий (10), который считает, что расказачивание началось до революции, а большевики лишь искусственно ускорили процесс, так как казачество как сословие изжило себя вместе с царизмом. Итак, современная историография отличается от советской своим широким кругом рассматриваемых проблем, но остается все та же зашоренность в следовании устоявшимся научным догмам. Синонимом расказачивания становится термин "геноцид", введенный литературоведами, что весьма неадекватно адресуется к политике большевиков, которые уничтожали казаков не как нацию или этническую группу, а как класс общества. Поэтому более приемлем термин В. Е. Щетнева "стратоцид"- истребление какого-либо социального слоя.

В историческом исследовании революции и гражданской войны понятие "расказачивание" имеет два весьма различных содержания. Одно из них связано с ликвидацией сословных различий в обществе, давно назревавшем демократическом акте, направленном прежде всего на ликвидацию сословных привилегий дворянства и сословных ограничений крестьянства. Для казачества сословные привилегии были связаны с тяжелейшей воинской повинностью, ставшей невыносимой в годы мировой войны. Осенью 1917 г. ряд станиц на Дону и в других казачьих землях приняли решение о собственном расказачивании. 11(24) ноября 1917 был принят Декрет ВЦИК и СНК "Об уничтожении сословий и гражданских чинов". И хотя в самом декрете слово "казачество" не употреблялось, юридически как сословие оно было упразднено. Помимо этого было издано около 10 воззваний и обращений к трудовому казачеству, в которых отменялась длительная военная служба, поддерживалась автономия казачьих областей, намечалось создание казачьих частей в Красной Армии, созывался Походный круг войска Донского. Часть казаков-фронтовиков помогла советским отрядам установить Советскую власть на Дону. Но основная часть казаков не пошла на соглашение с большевиками и подняла восстание против Советской власти, хотя в начале придерживались нейтралитета: "Мы не большевики и не кадеты, мы нейтралитеты",- говорили казаки. 8 мая 1918 г. власть на Дону оказалась в руках генерала П. Н. Краснова, который объявил поход против власти Советов, начав с перекрытия вывоза хлеба с юга. Лишь в январе 1919 Красная Армия нанесла поражение Донской армии. Именно с этого момента слово "расказачивание" приобретает иной смысл. Изменения связаны с циркулярным письмом об отношении к казакам, которое было принято на заседании Оргбюро ЦК РКП(б) 24 января 1919 г. Цитирую: " Провести массовый террор против богатых казаком, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти. " (11) В соответствии с этим только в Вешенском районе было расстреляно свыше 300 человек. В станице Урюпинской на глазах у местных жителей совершались казни 30-40 человек в день. Этот документ был подготовлен на основе доклада и докладной записки Донского бюро РКП(б) в ЦК РКП(б), конечно, в целом можно сказать, что за ними стоял глава Донбюро - С. И. Сырцов. Циркулярное письмо - это не один факт проявления жестокости большевиков по отношению к казакам. В период наступления Красной Армии на Южном фронте зимой 1919г. Центральная коллегия по делам пленных и беженцев при наркомате по военным делам начала размещать пленных казаков в концентрационные лагеря: в Воронеже, Курске, Тамбове , Орле, Москве, Туле по 3 тыс. человек.

Такие противоправные решения Оргбюро спровоцировали в ночь с 10 на 11 марта восстание казаков на Верхнем Дону, что серьезно затруднило дальнейшее наступление войск фронта. На это реввоенсоветы Южного фронта ответили сожжением восставших хуторов, беспощадным расстрелом всех без исключения лиц, принимавших прямое или косвенное участие в восстании, массовым взятием заложников из соседних к восставшим хуторов. 30 мая деникинские войска захватили Миллерово и по прямой устремились на Вешенскую. 5 июня вешенские мятежники и части белогвардейского прорыва соединились. Отступая, Южный фронт понес громадные потери, только одних орудий к концу июня - около 200. Итак, методы насильственного расказачивания и массового террора показали полную бесперспективность и оказались преступными и тормозящими продвижение Красной Армии на Южном фронте, поэтому по докладу члена Реввоенсовета Южного фронта Г. Я. Сокольникова ЦК РКП(б) 16 марта 1919 г. приостановил применение репрессивных мер против казаков и призвал проводить среди них политику расслоения. Как в действительности проходило данное расслоение, цитируя решение Донского бюро РКП(б) об основных принципах отношения к казачеству от 21 апреля 1919 г. : "Ставит насущной задачей вопрос о полном, быстром и решительном уничтожении казачества, как особой бытовой экономической группы, разрушении его хозяйственных устоев, физическом уничтожении казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, распылении и обезврежении рядового казачества и о формальной ликвидации казачества. " Поэтому можно говорить, что новые методы были доведены до абсолюта классовой нетерпимости: слово "станица" заменяется на "волость", запрещается носить лампасы, упраздняется слово "казак", запрещаются местные ярмарки. Эта антигуманная политика, прикрытая лицемерием, проводилась и после, в соответствии с докладом М. В. Нестерова, председателя Донской комиссии ВСНХ, "О положении в Хоперском районе Донской области во время пребывания там Советской власти" и Президиуму ВЦИК 7 июня 1919 г:" Расстреливались безграмотные старухи и старики, которые еле волочили ноги, расстреливались казачьи урядники, не говоря уже, конечно, об офицерстве, все это, по словам местных властей, по инструкции центра. Руководящим принципом служило - "чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится советская власть на Дону. " Не было ни одной попытки подойти к казаку деловым образом, договориться мирным путем, а подход был один - винтовка, штык". В сентябре 4 Донской корпус генерала Мамонтова взял города Тамбов, Козлов, Елец, Воронеж. А 12 сентября 1919 г. Деникин возложил на Добровольческую армию задачу овладеть совместно с 4-м Донским и 3-м Кубанским корпусами Москвой. И как после расценивать "Тезисы о работе на Дону" от 30 сентября 1919 г. Л. Д. Троцкого: "Мы разъясняем казачеству словом и доказываем делом,что наша политика не есть политика мести за прошлое. Мы ничего не забываем (единственная не лицемерная фраза в его работе), но за прошлое не мстим. Мы не приневоливаем к коммуне. " (12). В новой политике по отношению к казачеству намечалось как бы 2 вектора: один выражал стремление действительно привлечь казаков к строительству в России новой жизни, другой был связан с классовым недоверием к казачеству в целом как к бывшему сословию без учета его этнических особенностей. В конкретных условиях окончания гражданской войны приоритет принадлежал второму вектору. Уже 11 октября 1919 года началось контрнаступление войск Южного фронта. В районе Воронежа были разгромлены казачьи конницы генерала Мамонтова и Шкуро. К весне 1920 г. деникинцы вытеснены с Украины, разгромлены на Северном Кавказе и остатки бежали в Турцию и Крым. А отсюда последовали экономические принуждения, которыми стремились выкачать из казачьих областей продовольствие, в первую очередь хлеб, для голодающего населения промышленных центров (Петроград, Москва). "Агенты с винтовками, грубо врываясь в избы, не объясняя принципов монополии , не объясняя принципов Советской власти, требовали винтовкой хлеба, скота, масла, яиц. Вся эта реквизиция носила бессистемный характер, часто зависела от произвола агента" -это уже цитируем из доклада М. В. Нестерова.

Для ведения агитационно-пропагандистской работы в казачьей среде и помощи местным органам новой власти в казачьих районах при ВЦИК в сентябре 1918 г. образован казачий отдел. В него входили просоветски настроенные казаки. Это были марионетки в опытных руках кукловеда. Зимой 1919г. казачий отдел протестовал против эксцессов и перегибов в отношении казаков, но их протесты игнорировались, да и что это за протесты? Письмо Фракции коммунистов Казачьего отдела ВЦИК Московскому городскому комитету РКП(б), где "просит принять меры к прекращению огульной травли казачества как такового". Казачий отдел не требует, а просит. Более жалкое впечатление создается после I Всероссийского съезда трудового казачества, когда рекомендовалось сверху направлять на съезд рядовых, "сырых" в политическом отношении казаков, а на станичных и хуторских сходах принимать наказы, в которых проводится мысль о единстве интересов казачества и крестьянства. Да такого единства в природе не существовало, ведь так исторически сложилось, что казак отделял мужика, презрительно называя его шаповалом. И тем не менее съезд открылся 29 февраля 1920 г. в Москве. На нем были представлены почти все казачьи регионы, терских представителей не было совсем. Это объяснялось ситуацией на Южном фронте и тем, что территория этих областей еще была под властью белых. Здесь выступили В. И. Ленин и М. И. Калинин, последний убеждал присутствующих, что расказачивание, если оно проходит мирно и заключается в освобождении казаков от тягот военной службы и уравнении в правах со всеми рабочими и крестьянами, выгодно самому казачеству. Из выше сказанного можно понять, что этот процесс был отнюдь не мирным и не выгодным казачеству, т. к. их права просто ущемлялись, когда казаков уравнивали с кем-то, ведь до этого положение казаков не было принижено, а находилось почти на верхней страте общества. Съезд принял ряд резолюций, из которых наиболее важной была "О советском строительстве в казачьих областях". Делегаты съезда предлагали создать при областных органах власти казачьих секций там, где областные исполкомы найдут нужным. "Эти секции отнюдь не должны быть органами власти, а иметь лишь информационно-справочный и агитационный характер. " Эта безобидная просьба вызвала шквал критики со стороны руководителя Донкома РКП(б) С. И. Сырцова, поэтому был переизбран казачий отдел. Председателем стал Д. В. Полуян, который не отошел от главной идеи делегатов Всероссийского съезда Трудового казачества, поэтому президиум ВЦИК 20 января 1921 г. ликвидировал казачий отдел, т. к. казачьи секции могли служить прикрытием для распространения контрреволюционных идей, а по сути дела, просто казаки были уже отработанным материалом и исчерпали себя в последних боях гражданской войны, где Красная армия показала свой перевес. 25 марта 1920 г. Совнарком издает декрет "О строительстве Советской власти в казачьих областях" - создает органы власти, предусмотренные Конституцией РСФСР, создавались условия для включения казачьих земель в предстоящий общий аграрный передел, а пятый пункт декрета "О земле", гласящий: "Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются", оказался лишь декларацией. Конец июня 1920 г. Г. К. Орджоникидзе принудительно департирует казаков станиц Терской, Сунженской, Воронцово-Дашковской и отчуждает их пахотные земли для наделения ею горских племен. В. И. Ленин попустительствует ему, т. к. далее он продолжает выселять казаков с Терека. Итак, подводя итог всему выше сказанному, можно сказать с полной уверенностью, что политика расказачивания проводилась открыто в период гражданской войны в виде политики лавирования: либо штык, либо демагогия, которая была чужда казаку. А реальные действия членов Советской власти ущемляли имущественные, нравственные права казака и покушались на святое - право на жизнь. Конечно, ведь в условиях войны легко можно списать невинноубитых людей, которые были замучены якобы пьяными комиссарами, а на самом деле в результате трезвозадуманной политики Советского государства, направленной на стирание всего казачества, несмотря на их материальное положение. Ведь в период гражданской войны казачество стало гангреной на теле новорожденного режима, поэтому с ним расправлялись весьма радикально: вырезали. . .

 

Библиография

1. Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917-1920). М.,1968.

2. Знаменский А. Донская альтернатива // Кубань. 1988. № 11.

3. Футорянский Л. И. Казачество России на рубеже веков. Оренбург, 1998.

4. Лосев Е. Трижды приговоренный // Москва. 1989. № 2.

5. Назаров Г. Я. М. Свердлов: организатор гражданской войны и массовых репрессий // Молодая гвардия.1989. № 10.

6. Венков А. В. Печать сурового исхода. К истории событий 1919 года на Верхнем Дону. Ростов-на-Дону, 1988.

7. Воскобойников Г. Л., Прилепский Д. К. Борьба партии за трудовое казачество (1917-1920). Грозный, 1980.

8. Ермолин А. П. Революция и казачество (1917-1920). М., 1982.

9. Возрождение казачества: история и современность. Новочеркасск, 1995; Проблемы истории казачества. Волгоград, 1995.

10. Чернопицкий П. Г. Об одном историческом мифе // Кубанское казачество: три века исторического пути. Краснодар, 1998.

11. Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 177-178.

12. Перехов Я. А. Власть и казачество: поиск согласия (1920-1926). М., 1997.

С. 13.

Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32