Название публикации

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРЕЙСКИХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В ХХ ВЕКЕ

 

Автор(ы)

Е. Н. Фаттахова

 

Основной материал

Первые общественные корейские организации появились в России в начале ХХ в. Основными районами действия этих организаций стали Приморская и Амурская области Приамурского генерал-губернаторства, где к 1910 г. проживало около 60 тыс. этнических корейцев. Владивосток стал центром корейской эмиграции, где образовался район, еще с конца ХIХ в. получивший название "корейская слободка" (1). Их общественная деятельность на территории России имела свои особенности. Причины возникновения корейских организаций были связаны не только с процессами общественного движения в российском обществе, но и с вопросами вынужденной эмиграции корейцев из колониальной Кореи, с судьбами людей, сражавшихся за освобождение своей Родины от японского владычества.

Из-за политических и экономических изменений, происходивших в Корее в начале ХХ в., в годы японского протектората, также после аннексии (1910 г.) значительно изменился состав корейских эмигрантов. Вместе с крестьянскими семьями границу стали переходить политические эмигранты, а также члены отрядов Армии справедливости ("Ыйбён"). В 1907 г., после роспуска корейской армии, в Приморье уходили ее бывшие солдаты и офицеры. Крупные отряды корейских партизан также дислоцировались на пограничных территориях России, совершая налеты на японские части, находившиеся в северных провинциях Кореи (2).

В конце 1909 г. корейские переселенцы открыли свои отделения общества "Кунминхве" (Корейское народное общество) (3) во Владивостоке и во многих других городах Дальнего Востока (Никольск-Уссурийск, Иман, Хабаровск, Благовещенск, Сретенск и других). В задачи общества входили вопросы организации образования корейского населения, помощь в сельскохозяйственных работах и животноводстве. Целью корейского национального общества "Кунминхве", кроме защиты интересов корейской диаспоры, развития народного образования, ремесел стало также достижение свободы слова, печати, уравнения корейцев в правах с другими народами Российской империи, мобилизация корейского населения на антияпонскую борьбу, восстановление независимости Кореи от Японии. Руководство обществом проводило митинги, демонстрации, участники которых выражали антияпонские настроения. В работе общества "Кунминхве" принимали активное участие и многие лидеры корейского антияпонского партизанского движения. Они установили связь с национальными организациями Кореи и Маньчжурии, развернули активную агитационную работу среди местного корейского населения. Однако Приамурский генерал-губернатор Н. Гондатти, выяснив, что организация "Кунминхве" поставила себе целью духовное развитие корейского народа и восстановление суверенитета Кореи, считал необходимым закрыть общество. Он также считал, что общество Кунминхве находилось при этом под сильным влиянием американских миссионеров и проводило тем самым антирусскую пропаганду (4). И не случайно, что российская администрация и деятели Русской православной церкви на Дальнем Востоке приступили к проведению мероприятий по пресечению действий американских миссионеров и проамерикански настроенных руководителей "Кунминхве".

В ноябре 1911 г. было опубликовано обращение Русской православной церкви "Слово к корейцам", в котором их призывали не слушать пресвитерианских проповедников и не переходить в пресвитерианство (5).

Обращение, распространенное среди корейцев России, как и другие меры властей, помогли ослабить влияние "Кунминхве" на российском Дальнем Востоке. Многие корейцы, принявшие пресвитерианство, стали переходить в православие.

Ответной реакцией русской администрации на деятельность "Кунминхве" стало создание в 1911 г. во Владивостоке корейского "Общества развития труда" ("Квонопхве"). В ноябре этого же года общество получило официальное разрешение на свою деятельность (6). Эта организация была создана для того, чтобы воспрепятствовать тайной агитации корейцев против России, а в итоге - поставить под свой контроль общественную жизнь корейцев.

В соответствии с уставом "Квонопхве" должно было развивать любовь и уважение к труду, стремиться "научить экономическим правилам, насаждать просвещение, воспитывать понятия и чувства, присущие гражданам Великой России" (7).

Однако в уставе организации имелись некоторые ограничения. Так, обществу разрешалось открывать свои отделения только в пределах Приморья. В общество не имели права вступать учащиеся низших и средних учебных заведений, а также лица, состоявшие на военной и, в первую очередь, военно-морской службе. Согласно уставу, членами "Квонопхве" могли стать только русско-подданные корейцы. Общество в любое время могло быть закрыто по распоряжению русской администрации. Но, не смотря на все ограничения, "Квонопхве" занималось не только просветительской деятельностью и организацией помощи корейским эмигрантам в их трудоустройстве, экономическими и культурными начинаниями, но и активно участвовало в организации антияпонского движения в Приморье.

Руководители антияпонского движения использовали эту легальную организацию для борьбы с японскими оккупантами. Почти весь состав руководства общества состоял из активных участников освободительного движения. С 1913 г. одним из руководителей общества стал впервые прибывший во Владивосток Ли Дон-Хви (8). Вместе с избранным в то время председателем общества Ли Джон-Хо он приступил к формированию новых отрядов "Ыйбён" в пограничных с Кореей районах русского Приморья и в Маньчжурии. Руководители "Квонопхве" планировали открыть в Сучане военную школу для подготовки ополченцев-добровольцев. По их расчетам, они могли подготовить до 10 тыс. повстанцев (9).

В начале 1914 г. японское правительство предъявило российским властям на Дальнем Востоке материалы, доказывающие антияпонскую деятельность членов "Квонопхве", и потребовало закрытия этой организации. Российское руководство, опасаясь ухудшения отношений с Японией, взяло курс на ограничение и запрещение деятельности корейских организаций. И несмотря на то, что деятельность организации была полезна и для корейского населения, и для России, все его отделения, легально существовавшие в Приморье, были закрыты. Однако в некоторых районах отделения "Квонопхве" продолжали действовать нелегально вплоть до 1917 г.

Февральские революционные события 1917 г. в России внесли новые черты в отношения корейского населения к новой власти. Характер корейской эмиграции (прежде всего ее динамика и социальный состав) требовали создания корейского общенационального объединения, которое могло бы защитить интересы корейцев, не имевших никаких гражданских прав в условиях политических изменений в России после свержения царизма. Корейские переселенцы приветствовали процесс образования Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, поддерживали проводимые ими мероприятия. И уже в новых условиях корейское население стало воссоздавать свои национально-культурные общества.

В мае 1917 г. в Никольско-Уссурийске прошел Всероссийский съезд корейских общественных организаций. Большинство участников, имевших право голоса, являлись представителями зажиточных слоев русско-подданых корейцев, среди которых было немало бывших членов "Квонопхве". Съезд обсуждал вопросы о войне, об отношении корейского населения к Временному правительству, о борьбе с наследием русификации, о реформе корейских школ, о самоуправлении корейцев и о корейском представительстве в Учредительном собрании (10).

Съезд отправил приветственную телеграмму Временному правительству, поддержал его политику, постановил ходатайствовать перед правительством о предоставлении корейцам "культурной автономии" и о выделении места представителю корейского населения в будущем Учредительном собрании. Но позже это ходатайство было отклонено (11). Съезд принял также резолюцию об отделении школ от церкви. Однако коренной реформы корейских школ руководители съезда опасались, сопротивляясь при этом и попытке меньшинства на съезде ввести родной корейский язык в качестве главного предмета.

Второй Всероссийский Съезд корейских национальных обществ прошел в феврале 1919 г. в Уссурийске. На нем был учрежден Корейский национальный совет, который организовал антияпонскую демонстрацию, проходившую под лозунгом предоставления независимости Корее. Во Владивостоке в это же время была принята "Декларация независимости Кореи".

После советизации региона Дальнего Востока среди корейских общественных организаций произошел раскол. Большая часть корейских эмигрантских обществ находились под влиянием националистов, и лишь небольшая часть представляла революционное течение. Последние в большинстве своем не являлись русско-подданными. Именно лидеры последней группы корейских переселенцев активизировали свою деятельность после Октябрьской революции 1917 г. Их привлекала идея равенства всех наций в Советской России, которая выражала насущные интересы переселенцев.

В январе 1918 г. в Хабаровске было созвано объединенное собрание представителей корейских общественных организаций России. На нем был рассмотрен вопрос о праве корейцев, живущих на территории России, на членство в организации независимо от подданства. Различные общественные организации пришли к единому решению по этому вопросу. Кроме того, этот вопрос получил поддержку со стороны представителей Центрального Исполнительного комитета корейских национальных обществ. Но единство организаций сохранялось всего пять месяцев и распалось в силу политических противоречий.

В июне 1918 г. состоялось очередное совещание представителей корейских общественных организаций. При обсуждении политических вопросов стороны не смогли прийти к согласованному решению по вопросу отношения корейского общественного движения к советской власти на Дальнем Востоке. Вследствие этого представителями левого крыла был создан Союз корейских социалистов ("Ханин Сахведан"). Считалось, что основатели союза - большевики, которые придерживались линии классовой борьбы, однако их стратегической задачей было накопление на Дальнем Востоке России национальных сил, необходимых для борьбы за освобождение Кореи (12).

Позднее были попытки объединения различных течений корейских эмигрантов, но все это было связано с рабочим движением корейцев, их партийными кружками, ориентированными на идею большевиков. Они вначале функционировали тайно, нелегально, а позже стали входить в структуры национальных секций при РКП(б).

Первая корейская секция при Сиббюро РКП(б) возникла в апреле 1920 г. в Омске, затем она была переведена в Иркутск, причислившись к секции восточных народов Сиббюро РКП(б).

Национальные секции РКП(б) занимались в основном агитацией в пользу советской власти на родном языке, содействовали подготовке национальных политических кадров, защищавших интересы своего народа.

Под руководством РКП(б) и Коминтерна состоялись два корейских съезда: один коммунистический (в июле 1920 г. в Иркутске), другой - беспартийный (съезд корейских рабочих и революционных организаций, созванный в сентябре 1920 г. в Омске) (13). Таким образом, параллельно с процессом становления национальной коммунистической корейской партии, развивалось "внеполитическое" общественное корейское движение. По мере укрепления новой власти оно получило возможность активизировать свою деятельность. Движение все более стремилось создавать корейские рабочие организации на всей территории России, в крупных городах как западной, так и азиатской ее части.

Со временем общественное движение корейских рабочих пришло к успешным результатам в своей деятельности. Возникли рабочие союзы вместо прежних национальных организаций. Они формировались в местах, где имелись наиболее многочисленные корейские переселенческие колонии, например в Москве, в Омске (14).

Представители рабочих союзов, существовавших в разных местах Советской России, в начале 1922 г. съехались в Москву на I Учредительный съезд корейских рабочих. Итогом его работы стало создание на базе Московского союза корейских рабочих единого центрального органа - Союза корейских рабочих. В январе 1923 г. состоялся II очередной съезд, где был принят устав, отражавший практически все интересы корейских рабочих.

Устав Союза корейцев (до переименования - Союз корейских рабочих) был одобрен Совнаркомом СССР 10 июня 1924 г. и подписан Председателем Совета Народных Комиссаров Н. И. Рыковым, после чего названная организация получила юридический статус. В состав Союза корейцев входили представители корейского населения независимо от их революционного прошлого и партийной принадлежности. Согласно Уставу, основной целью Союза корейцев (далее - СК) являлась защита интересов членов организации, поднятие их культурного уровня и организация взаимопомощи (15).

Согласно численному цензу Союза корейцев, можно было создать его отделение в любой местности, где проживают 15 человек корейской национальности. Поэтому, согласно Уставу, СК послал своих представителей в разные регионы страны (Ташкент, Томск, Семипалатинск, Красноярск, Екатеринбург, Новосибирск и т. д.). Там создавались местные отделения Союза, обеспечивающие корейское население правовой базой для самостоятельной жизнедеятельности (16).

ЦИК Союза корейских рабочих к моменту утверждения Устава Союза корейцев, проживающих на территории СССР, объединял всего около 14 организаций на территории СССР. С тех пор сфера влияния ЦИК Союза корейцев расширялась и включила в себя все корейские организации в европейской части СССР, все организации корейских горнорабочих в Сибири, постепенно продвигаясь на Дальний Восток. В середине 1925 г. СК уже объединял 50 корейских организаций с общим числом членов в 9906 человек и шел по пути полного объединения всех корейских эмигрантов в СССР (17). Не коснулось это только Приморья, где не было ни одного отделения Союза корейцев. ЦИК Союза корейцев встретил препятствие для своей деятельности в Приморье со стороны официальных властей. Уполномоченный по делам при Дальревкоме, заметив намерения СК расшириться, подал заявку в Отделение национальностей ВЦИК об упразднении СК (18). В результате ходатайство ЦИК СК в ВЦИК СССР по вопросу о слиянии корейских национальных объединений Приморья и создания на их базе отделений СК в городах Приморья было отклонено.

Однако ходатайство ЦИК СК о слиянии национальных объединений Приморья и о создании на их базе отделений СК имело значение в связи с идеей создания автономной единицы корейцев в Приморье.

Нестабильность ситуации в Приморье между двумя сторонами корейской эмиграции, ее осложнение из-за постоянного отсутствия финансов как у центра Союза, так и у местных отделений, стали причиной роспуска в 1926 г. корейской общественной организации - Союза корейцев, проживающих на территории СССР.

Однако, по мнению современного южнокорейского исследователя Сим Хон-Ёнга, более важным мотивом для ликвидации СК являлось то, что центральной власти он уже был не нужен как инструмент контроля над определенной группой населения, так как к 1926 г. в СССР уже сложилась новая административная система (19).

Таким образом, защита корейским населением своих интересов через общественную организацию была обречена на провал. С того времени в деятельности общественных корейских организаций наступил длительный застой и упадок. В немалой степени это было связано со сталинскими депортациями корейцев в Среднюю Азию и Казахстан.

В конце 1989-1990 гг. ХХ в. после почти 70-летнего перерыва стали возникать новые корейские общественные объединения - на пространстве от Камчатской области до Республики Дагестан.

Теперь главной целью общественных корейских организаций (движений) является решение не только политических, но и социальных задач. Объединение граждан Российской Федерации корейской национальности происходит на основе возрождения корейской духовной культуры, пробуждения национального самосознания, просвещения, активного содействия укреплению дружбы и взаимопонимания между народами, оказания материальной помощи корейскому населению, возрождения корейской национальной культуры, языка, народно-художественных промыслов и т. п.

Так, еще до распада СССР одним из первых в 1989 г. в Хабаровском крае зарегистрировано региональное объединение корейцев "Единство" (по Уставу "общественная некоммерческая организация"). С самого начала своего существования это объединение наладило обучение корейцев родному языку. Действующим при общественном объединении Комитетом разрозненных семей было организовано посещение российскими корейцами Республики Корея и КНДР для встречи с родственниками. Были также проведены встречи с бизнесменами, государственными деятелями, артистами, работниками посольств, консульств, организуются группы по изучению истории Кореи, проводятся семинары по проблемам объединения Севера и Юга Кореи (20).

Подобная работа характерна и для других региональных общественных корейских объединений. Однако о едином движении корейцев за возрождение национальной культуры можно говорить, начиная с возникновения Всесоюзной ассоциации советских корейцев (ВАСК) в 1991 г. (с 1992 г. Ассоциация корейцев России) (21). Цели у ВАСК были те же, что и у региональных организаций. Главной целью руководство ВАСК ставило разработку общесоюзной и региональных программ по возрождению языка и национальной культуры корейцев, в которой предусматривалось бы преподавание корейского языка в школах и высших учебных заведениях, подготовка преподавательских кадров, создание научных центров по изучению культуры корейцев. Деятельность ВАСК планировалось направить на сотрудничество с Республикой Корея и поддержание ее усилий по объединения страны.

При содействии бывшего депутата Верховного Совета СССР Ким Ен Уна в 1992 г. в Москве была создана Международная конфедерация корейских ассоциаций (МККА). В сферу компетентности МККА входят задачи урегулирования различных вопросов, связанных с национально-культурным объединением корейцев СНГ.

В 1992 г. Министерством юстиции Российской Федерации была зарегистрирована Ассоциация корейцев России (АКР). В июле 1993 г. состоялся Объединенный съезд АКР, на котором были избраны новые руководители организации. Организация стремится придерживаться нейтралитета в отношении объединения двух Корей, не принимая ничьей позиции. В этом вопросе они обвиняют ВАСК в излишней приверженности южнокорейским принципам объединения страны. Так же АКР с осторожностью относится к вопросу о предоставлении корейской диаспоре национально-культурной автономии в Посьетском районе.

В отличие от АКР другая Ассоциация "Бомминрен" (Всенациональное объединение (корейское), ранее - Ассоциация содействия объединения Корея (АСОК), организованная в 1993 г., придерживалась северокорейской позиции по вопросам объединения Кореи. По отношению же к территориальной форме автономии, а именно к созданию Посьетского корейского национального района, идеологи АСОК ("Бомминрен") высказывались негативно (22).

Распад Советского Союза существенно изменил положение корейцев. Они оказались гражданами различных государств, нарушилась целостность диаспоры. Большинство советских корейцев оказались в среднеазиатских государствах и столкнулись с новыми политическими реалиями. Одной из главных проблем становится для корейцев проблема языка. Возникают проблемы экономического характера, так как традиционные занятия корейцев из-за структурных изменений рынка перестают давать прибыль.

Часть корейцев видела выход из этой ситуации в возвращении в Россию. Важным событием в этой связи стало в 1993 г. решение Верховного Совета России о реабилитации российских корейцев.

В последнее время все больше и больше активизируется политическая, экономическая и культурная деятельность корейцев России, которые стремятся к возрождению ценностей своего народа.

В настоящее время в Российской Федерации создана целая сеть региональных национальных организаций (более 40 корейских общественных объединений в разных городах). Ассоциация корейцев России, о которой говорилось ранее, является одной из наиболее мощных и активных. АКР имеет региональные объединения корейцев в разных регионах РФ, входит в состав Конгресса национальных объединений России.

В 1996 г. Государственной думой РФ был принят Закон "О национально-культурной автономии", к реализации которого приступили в полной мере только в конце 1997 г. Это привело к тому, что в России стали возникать Корейские национально-культурные автономии на различном уровне - от местных до федеральных. Начиная с 1996 г., на территории Российской Федерации были образованы 21 местная, 5 региональных, одна федеральная национально-культурные корейские автономии (23).

Первая Федеральная национально-культурная автономия (ФКА) была образована в марте 1998 г., только через два года после выхода Закона "О национально-культурной автономии".

 

Библиография

1. Корейская слободка первоначально находилась на болотистых участках Семеновского покоса, куда корейцы были частично выселены в начале 1876 г. с первого Владивостокского базара. Расцвет слободки пришелся на 1901 -1902 гг. К 1910 г. там проживало около 9-10 тыс. корейцев. (источник: http: // vl. ru/history/6. htm)

2. Пак Б. Д. Корейцы в Российской империи. М., 1993. С. 172-182.

3. Общество впервые возникло в Корее в 1904 г. В некоторых изданиях встречается название Хангук Минхве.

4. Письмо Приамурского генерал-губернатора Н. Гондатти председателю Совета министров П. А. Столыпину от 29 мая 1911 г. // Архив Внешней Политики Российской Империи. Ф. "Тихоокеанский стол, 1911 г. ". Д. 759. Л. 1-2.

5. "Пресвитерианская" вера - "американская" вера. Пак Б. Д. Указ. соч. С. 186.

6. Пак Б. Д. Указ. соч. С. 211.

7. Устав Общества развития труда ("Квонопхве"). Цит. по: Пак Б. Д. Указ. соч. С. 186.

8. Чан Джэен. Первомартовское движение 1919 г. и корейская протестантская церковь. М., 1997. С. 98-100.

9. Сим Хон-Ёнг. К истории общественных организаций в России в первой четверти ХХ века // Отечественная история. 1998. № 4. С. 74-86.

10. Гоженский Ив. Участие корейских эмигрантов в революционном движении на Дальнем Востоке // Революция на Дальнем Востоке. Вып. 1. М. ; Пг., 1923. С. 360.

11. Там же. С. 364-365.

12. Ким Сын-Хва. Очерки по истории советских корейцев. Алма-Ата, 1965.

С. 90-91.

13. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-1235. Оп. 95. Д. 74. Л. 235-236.

14. Бойко В. С. Корейские трудящиеся в Западной Сибири в 20-е годы ХХ века // Источниковедение и историография стран Востока: узловые проблемы теории. Вып. 3. М., 1991. С. 124-126.

15. Белая книга. О депортации корейского населения России в 30-40-х годах / Составители Ли У-Хе, Ким Ен-Ун. Кн. 1. М., 1992. С. 32-36.

16. Сим Хон-Ёнг. Указ. соч. С. 82.

17. ГАРФ. Ф. 8356. Оп. 1. Д. 50. Л. 39.

18. Там же. Ф. Р-3316. Оп. 64. Д. 54. Л. 2. 12-14.

19. Сим Хон-Ёнг. Указ. соч. С. 84.

20. Бугай Н. Ф. Российские корейцы: новый поворот истории, 90-е годы. М., 2000. С. 60?63.

21. Хегай И. А. Корейцы России: история и современность // Корейцы в России. Иркутск 1994. С. 16-21; http: // vestnik. tripod. com/articles/mikhail-park. html

22. Бахмет Ю. Н. Из истории корейских культурно-национальных организаций в России в 90-е годы ХХ в. // Голос минувшего. Краснодар, 2000. № 3-4. С. 52-56.

23. Бугай Н. Ф. Указ. соч. С. 63.

Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32