Название публикации

МЕСХЕТИНСКИЕ ТУРКИ: ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ДВУЯЗЫЧИЯ

 

Автор(ы)

В. А. Симоненко

 

Основной материал

Важность языка в сохранении и развитии этнической культуры трудно преувеличить. Язык создает основу этнического единства, обслуживает коммуникации во всем этносе, обеспечивает социальное взаимодействие и производственные отношения между его членами, принадлежащими к различным группам и слоям. Способность языка удовлетворять культурные и коммуникативные потребности всей этнической общности на каждом этапе ее развития объясняет восприятие языка каждым членом общности, независимо от принадлежности к тому или иному слою, как присущую ему по природе отличительную черту, общее достояние. При этом чем больше общность разделена противоречиями, тем большее значение может придаваться языку как объединяющему фактору. В силу высокой функциональной значимости языка как элемента культуры, он выступает важнейшим символом этнической общности, играет роль статусного определителя. Доминирующий этнос в своей среде не так часто выделяет язык в качестве консолидирующего признака. Иная ситуация складывается с мигрантами нетитульных национальностей и народами, живущими в иноэтническом окружении. Знание языка доминирующего этноса способствует более успешной адаптации мигрантов и высокой мобильности лиц, проживающих в этноконтактной среде. Билингвизм характерен в основном для немногочисленных народов.

Данная статья посвящена месхетинским, или ахалцихским туркам. Подавляющее большинство турок (около 95 %), живущих в границах бывшего СССР, составляют выходцы из Ахалцихского региона. Название Ахалцихский регион происходит от наименования города Ахалцихе - крупнейшего центра данного региона. Ахалцихский край занимает территорию между Аджарской автономной республикой на западе и государством Армения на востоке вдоль современной границы Грузии с Турцией. Территорию края составляют пять административных районов современной Грузии - Адигенский, Ахалцихский, Ахалкалакский,

Аспиндзский и Богдановский (Ниноцминдский).

Западная часть края - историческая область Грузии Самцхе - включает современные Ахалцихский, Адигенский и часть Аспиндзского районов; восточ-ная - Ахалкалакский, Богдановский (Ниноцминдский) и половина Аспиндзского районов составляют историческую область Джавахети.

Более распространенное в средствах массовой информации и научной русскоязычной литературе название " месхетинские турки " или " турки-месхетинцы " происходит от наименования исторической провинции Грузии - Месхети.

Понятие Месхети имеет два значения: в первом случае - Месхети является исторической провинцией, это собирательное название, включающее в себя отдельные области Южной Грузии: Самцхе, Джавахети, Кола, Эрушети, Тао, Кларджети и др. Этот район называется также Верхней Картли (1). Второе - обозначение исторической области Самцхе, западной части Ахалцихской котловины.

Месхетинские турки говорят на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого языка огузской подгруппы тюркской группы алтайской языковой семьи. Этот диалект получил название " ахалцихский диалект" и делится на несколько говоров, большинство которых происходило от названия населенных пунктов: Зеган, Саваиль, Ахалцихе, Аспиндза, Ахалкалаки, Сур - Бога.

После присоединения Южной Грузии к Османской империи (в 1578 г. правители Самцхе признали над собой верховную власть турецкого султана, а княжество Самцхе формально было упразднено, реально же турки закрепились в

1639 г.) в регионе начинает распространяться турецкий язык. В Ахалцихе переселялись османские чиновники, мусульманское духовенство, янычары крепостных гарнизонов, воины-сипахи, получавшие тимары (мелкое феодальное землевладение в Османской империи, обусловленное несением военной службы). Возможно, мигрировали и представители других слоев населения, в том числе ремесленники и крестьяне. Масштабы переселения оценить довольно сложно, но сам его факт не оспаривается ни одним исследователем.

Обращение в мусульманскую веру и принятие турецкого языка среди крестьян наблюдалось в первую очередь в деревнях, расположенных вблизи больших дорог или находящихся в распоряжении паши. В укрепленных пунктах, где был значителен турецкий элемент, турецкий язык быстрее получил перевес над грузинским. Христианская вера и грузинский язык дольше сохранились в деревнях, имеющих определенный иммунитет (то есть, право феодала осуществлять некоторые государственные функции без вмешательства центральной власти) и, не подлежащих произволу чиновников.

В регионе, кроме грузин, проживали курды, армяне, таракама (терекеминцы). Этническая мозаичность населения предполагает наличие языков-посредников. В Ахалцихском регионе существовало как турецко-грузинское, так и армяно-турецкое и армяно-грузинское двуязычие.

Двуязычие носило контактный характер, оно было вызвано потребностями непосредственного социального взаимодействия представителей различных языковых общностей. Билингвизм свойственен, прежде всего, представителям наиболее мобильной группы - мужчинам молодого возраста, а также жителям смешанных населенных пунктов. Язык-посредник применялся вне сферы домашнего общения, в отличие от реликтового языка, который использовался женщинами и людьми старшего возраста.

По мнению грузинского ученого Ш. Ломсадзе, в середине XVIII в. в Самцхе-Джавахети грузинский язык был единственным разговорным языком, в Месхетии он господствовал и во второй половине XVIII в. несмотря на то, что многие владели турецким языком. Ахалцихские паши так же свободно владели грузинским языком, как и официальным турецким. В это время в Ахалцихском пашалыке открываются духовные училища и мечети, где специально обучали турецкому языку и молитвам (2).

В начале XIX в. турецкий язык уже почти преобладал в верховьях Куры и Чорохи, в Лазистане и отчасти в Самцхе-Джавахети, а в Аджарии он только начинал вступать в силу (3).

С этой точкой зрения не согласен грузинский ученый Г. Мамулия, считая, что и в начале XIX в. большинство мусульманского населения было преимущественно грузино-язычным, и только после присоединения Ахалцихского края к России в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 гг. наступила стадия двуязычия и последующего быстрого вытеснения грузинского языка турецким. В упомянутом регионе власти основывали школы с обучением на русском и турецком языках, из Османской империи специально приглашались муллы, которые открывали при мечетях школы-медресе и обучали детей турецкому языку. Для ведения судопроизводства в селах ввели для мусульман русский и турецкий языки, в Ахалцихском пашалыке его вели на грузинском языке. В результате такой политики с 80-х гг.

XIX в., полагает Г. Мамулия, закладывалась основа для замены грузинского языка турецким в селах с мусульманским населением (4).

Л. Загурский, совершивший в 1872 г. поездку в Ахалцихский уезд, отметил факт проживания в селении Цниси омусульманинных грузин и их двуязычия. На вопрос "Кто они такие ?" - отвечали: "Татары". Это название встречается в официальных списках с 30-х гг. XIX в. Ахалцихские татары, как определил их Л. Загурский, "говорят и по-грузински, и по-турецки. Зачастую притворяются, что не знают грузинского языка" (5). С этого же времени зарождается местная интеллигенция турецкой ориентации, получавшая образование либо в Османской империи, либо в Баку.

А. Г. Осипов считает, что турецкий язык имел широкое распространение как язык макропосредник, вытеснение же картвельских языков турецким в качестве бытового языка произошло там, где имели место миграции тюркоязычных групп (в частности, туркмен) и где возникло контактное двуязычие. Процесс перехода на турецкий язык в разных местностях протекал неравномерно, в большинстве регионов бывшей исторической Грузии, отошедших Турции, он в основном был завершен к началу XX в., кое-где сохранились островки реликтового двуязычия (6).

Данные о языковой ситуации собирались во время составления посемейных списков 1886 г. и переписи 1897 г. Данные сведения не вполне адекватно отражают языковую ситуацию.

По составленным посемейным спискам 1886 г. население Ахалцихского и Ахалкалакского уездов достигло 122, 6 тыс. чел. В Ахалкалакском уезде жило 0, 6 тыс. "грузин - мусульман " и 5,4 тыс. " татар "; в Ахалцихском - соответственно 14,3 тыс. и 16,1 тыс. Тюркоязычие " татар" сомнений не вызывает; в Ахалцихском уезде 69 % " грузин-мусульман " были тюркоязычными, а остальные - двуязычными, аналогичные пропорции были выявлены в Ахалкалакском уезде (7).

С целью отуречивания двуязычных грузин-мусульман лишь в 1893 г., считает Г. Мамулия, в графе, указывающей их происхождение, стали писать " турок ", а их родным языком признали турецкий, несмотря на то, что эти же лица в переписях 1869 и 1886 гг. были записаны как " грузины-сунниты " (8).

В проведенной первой переписи населения Российской империи в 1897 г. (в результатах переписей населения фиксируется роль языка как консолидирующего психологического фактора) понятие "родной язык" рассматривалось как этнический определитель, то есть свидетельствует в большей мере самосознание. Перепись населения показала, что в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах Тифлисской губернии проживало 141,5 тыс. чел., из них турок " по языку " было зафиксировано 43,3 тыс. чел., или 31 % населения (турки составляли большинство в Ахалцихском уезде - 36,5 тыс. чел., или 53 %). Во время переписи населения к азербайджанцам отнесены также турки и персы (9).

Интересные сведения о родном языке приводит Кавказский календарь (10). Так, среди мусульманского населения г. Ахалкалаки родным языком считали: татарский - 10 магометан; турецкий -17 магометан; в Ахалкалакском уезде: татарский - 6541 человек, турецкий - 279 человек, русский - 1 человек, картвельские - 2 человека. В г. Ахалцихе родным языком осетинский был у 5 чел., татарский - у 108 чел., турецкий - у 55 чел., русский - у 3 чел., персидский - у 1 чел., картвельские - у 12 чел.; в Ахалцихском уезде татарский - 12238 чел., турецкий - 24089 чел., курдский - 1393 чел., картвельские - 46 чел.

К 1916 г. из всего грузинского населения Месхети треть утратила грузинский язык, вторая треть была двуязычной (турецкий и грузинский), остальные владели только грузинским языком. Турецкий язык, сложившийся на территории Месхети и бывший там в обиходе, относится к восточно-анатолийскому диалекту турецкого языка с привнесенными в него фонетическими особенностями, специфическими лишь для грузинского языка. Помимо этого, в лексике наличествуют целые пласты грузинской сельскохозяйственной, бытовой, топонимической и другой терминологии (11).

В немалой степени утверждению турецкого языка содействовали армянские переселенцы, вышедшие из Карса и Эрзерума (более 30 тыс. чел.), расселение которых отвечало интересам России, стремившейся создать здесь укрепленную пограничную линию. Армяне, не зная грузинского языка, способствовали тому, чтобы турецкий язык стал почти общеупотребительным в уезде. Связь с Турцией поддерживали и курды с таракаманцами (12).

В годы независимой Грузии в Ахалцихском регионе существовали школы с преподаванием на родном языке. В 1920-1921 гг. в Ахалкалакском уезде работали 6 грузинских, 18 армянских, 3 русских и 1 турецкая школы, две из них - одноклассная грузинская и 4-классная армянская - в г. Ахалкалаки. Национальный состав учащихся: грузин - 17, 7 %, армян - 70, 9 %, русских - 6 %, турок - 5, 4 %. Примерно на 70 тыс. душ населения Ахалцихского уезда, или на 199 селений, где числилось свыше 15 тыс. детей школьного возраста, имелось лишь 6 грузинских, 4 армянских и 5 турецких школ, что было недостаточно (13).

В первые годы советской власти количество школ увеличилось: в Ахалкалакском уезде - 7 грузинских, 32 армянских, 3 русских, 4 турецких; в Ахалцихском уезде - 11 грузинских, 11 армянских, 2 русских, 18 турецких школ. Были также смешанные грузинско-армянско-русские, грузинско-армянско-турецкие, грузинско-русско-греческие и армянско-русские школы, в которых обучались грузины, русские, армяне, турки, греки, евреи (14).

Однако национальная политика по отношению к населению Месхети была непоследовательной. В 1923 г. в результате соглашения между Ататюрком и Лениным по решению Кавказского бюро ВКП (б) месхетинцы-мусульмане в документах были отнесены к азербайджанцам, затем и в паспортах в графе национальность записывали " тюрок ", что являлось синонимом " азербайджанец " (А. Юнусов считает, что турок из Месхети переименовали в азербайджанцев в 1938 г.). Позже стали изменять фамилии на мусульманский манер. Для мусульман края открывали учебные заведения, преподавание в которых велось на азербайджанском языке; на азербайджанском издавали газеты, велось делопроизводство; присылали непосредственно из Азербайджана преподавателей и партийных руководителей, в городе Ахалцихе был открыт азербайджанский театр (15). Однако до 1926 г. в селах существовали начальные школы с обучением на турецком языке (16) (турецкий язык преподавали обычно учителя- азербайджанцы (17)). В качестве причины перехода школ на азербайджанский язык власти называли отсутствие учебников на турецком языке и учителей, способных обеспечить преподавание на турецком языке. Тем не менее, в некоторых селах, где проживали мусульмане, до 1936 г. азербайджанские учителя по турецким учебникам продолжали обучение детей-мусульман (18).

По итогам сельскохозяйственной переписи 1923 г. большинство населения показано как грузиноязычное (72 % в Ахалцихском и 10 % в Ахалкалакском уездах); в материалах переписи 1926 г. язык данной группы обозначен как " тюркский ", что в то время выступало синонимом азербайджанского. Кроме того, в Ахалцихском уезде зафиксировано 11658 грузин с родным тюркским языком. Доля грузин в населении Ахалцихского уезда составила 27 %, что значительно превосходит аналогичный показатель 1897 г. (16 %). Тюркоязычные грузины относительно равномерно распределены по всем сельсоветам уезда, при этом они образуют значительную долю в населении тех сельсоветов, где грузин, по данным других переписей, практически не было (Адигенское, Варханское, Леписское теми). Доля грузин с родным грузинским языком - 11 %, примерно соответствует удельному весу православных с родным грузинским языком в населении края по итогам переписи 1897 г. - 12 %. В Ахалцихском уезде в 1926 г. доля грузин, по сравнению с 1897 г., несколько снижена - с 16 % до 13 %, за счет возрастания доли тюрко-язычных (с 68 % до 72 %), а также армян и курдов. Всего же в населении края доля тюркоязычных жителей составила 41 % (71,3 тыс. чел.); в это число включены тюркоязычные армяне Ахалкалакского уезда (около 3 тыс.). На основе этих данных А. Г. Осипов предполагает, что в 1926 г. численность турок составляла около 68 тыс. чел. (39 % всего населения и 43 % сельского населения) (19).

По материалам переписи 1926 г. тюркоязычное население Месхети проживало в 189 населенных пунктах, насчитывая 51 тыс. турок и 5 тыс. таракама, что составляло 32 % населения Месхети (20).

С конца 30 - х годов проводились попытки пересмотра национальной политики. Была создана специальная Рабочая группа под руководством С. Джанашия и П. Ингороква, которая должна была рассмотреть требования о замене азербайджанских школ грузинскими и восстановлении грузинских фамилий. Эта группа признала правомерность данных требований (21). Сразу же приступили к реформированию образования: в 1938 -1939 гг. начали переделывать азербайджанские школы в грузинские. Проблема открытия грузинских школ в селах, где проживали грузины мусульманского вероисповедания, приобрела такую актуальность, что правительство Грузинской ССР в конце 1943 г. образовало специальную комиссию (Г. Кикнадзе, Б. Гогуадзе, И. Абашидзе, С. Джанашиа) для изучения вопроса на месте и его обсуждения в Совете Министров республики. 15 января

1944 г. комиссия предоставила руководству республики проект "О введении обучения на грузинском языке для грузин-мусульман Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского районов". Согласно проекту, предполагалось открыть в г. Ахалцихе грузинский педагогический институт, грузинский театр, музей. План "картвелизации" месхетинских мусульман был рассчитан до 1950 г. (22).

В июле 1944 г. секретарь Ахалцихского райкома КП (б) Грузии Кирвалидзе Г. В. в докладной записке в адрес секретаря ЦК КП (б) Грузии Чарквиани К. Н. и Председателя СНК Грузинской ССР Бакрадзе В. М. обращал внимание на то, что в районном ЗАГСе и в деревнях в 1921 - 1926 гг. делопроизводство велось на грузинском языке, в 1927 - 1929 гг. - на татарском староперсидскими буквами, а с 1935 г. - на русском и предлагал привести в соответствие имена, фамилии, национальность, приобщить месхетинцев-мусульман к грузинской национальной культуре (23).

Существовали и другие проекты, однако они так и не были осуществлены.

Таким образом, в период проживания турок в Грузии для них было характерно двуязычие: в семье они пользовались родным, в общественной сфере - и родным, и грузинским (частично армянским) языками. После революции получает распространение и русский язык, однако им владели весьма слабо. Следовательно, до переселения в Среднюю Азию и Казахстан в 1944 г. у турок существовало турецко-грузинское или турецко-армянское двуязычие, оказавшее заметное влияние не только на лексику, но и на фонетическую систему их языка. Так, наличие смычно-гортанных некоторых согласных, отсутствующих в других тюркских языках, в том числе и в литературном турецком, объясняется воздействием грузинского и частично армянского языков (24).

После депортации турок в Среднюю Азию и Казахстан место упомянутых языков заняли языки народов, с которыми турки стали взаимодействовать. Узбекским языком свободно владели турки, проживающие в Узбекистане, любого возраста. Турки, проживающие в некоторых районах Чимкентской области Казахстана, также владели узбекским языком.

В сельской местности сказывалось влияние этнического окружения. Так, в сельских районах Казахстана и Киргизии среди турок широко были распространены языки этих республик. В урбанизированных же районах владели лучше русским языком и предпочитали отдавать своих детей в школы с преподаванием на русском языке. Многие турки получали образование либо на русском языке, либо на языке коренной нации (узбекском, казахском, киргизском языках). Таким образом, для турок, проживавших в Средней Азии и Казахстане, было характерно трехъязычие: родной язык - русский - язык среднеазиатской республики. Однако турецкий продолжал оставаться родным языком для 91 % турок (25).

В современных условиях уровень владения родным языком выше в больших компактных группах, ниже в том случае, если расселены дисперсно. В школах тех населенных пунктов Краснодарского края, где проживает большое количество турок (например, пос. Нижнебаканский), для них существуют отдельные классы, их часто называют классами коррекции. Однако педагоги отмечают, что русским языком овладевают лучше те месхетинские дети, которых в классе 1-2 человека. При большем количестве они общаются только между собой и, как правило, хуже знают русский язык.

Уровень компетентности в русском языке выше среди мужчин и молодежи. Хуже владеют русским языком женщины, особенно старшего поколения (автор убедилась в ходе социологических опросов). Родным языком турки пользуются главным образом, в домашнем кругу и при переписке, причем лучше языком владеет старшее поколение, нежели молодежь.

Следовательно, билингвизм продолжает оставаться характерным для данного народа. Но в зависимости от условий этноконтактной среды второй язык может меняться.

 

Библиография

1. Ломсадзе Ш. В. Самцхе-Джавахети с середины XVIII в. по 50-е гг. XIX в. Тбилиси, 1975. С. 548.

2. Ломсадзе Ш. В. Там же.

3. Ломсадзе Ш. В. Южная Грузия (Самцхе-Джавахети) с середины XVIII- по 50-е гг. XIX в. Автореф. дис. Тбилиси, 1973.

4. Мамулия Г. Концепция государственной политики Грузии в отношении депортированных и репатриированных в Грузию месхов. История и современность. // Центральная Азия и Кавказ №1(2) 1999.

5. Загурский Л. Поездка в Ахалцихский уезд в 1872 г. Тифлис, 1873.

6. Осипов А. Г. Основные направления изменений в самосознании и культуре Ахалцихских (месхетинских) турок (20-е гг. XIX - 90-е гг. XX вв.). Автореф. дис. Москва, 1993.

7. Осипов А. Г. Там же.

8. Мамулия Г. Там же.

9. Джаошвили В. Ш. Население Грузии. Тбилиси, 1968. С. 48

10. Кавказский календарь на 1907 г. Тифлис, 1906.

11. Бараташвили М. Правовое положение месхов-репатриантов в Грузии. Тбилиси, 1998. С. 8.

12. Загурский Л. Там же. С. 84.

13. Кожоридзе Д. Г. Юго-Западная Грузия (Самцхе - Джавахети) в годы советской власти (1921 - 1985 гг.). Дис. к. и. н. Тбилиси, 1985.

14. Кожоридзе Д. Г. Там же.

15. Бараташвили М. Там же. С. 10.

16. Лурье М., Студеникин П. Запах гари и горя. Фергана, тревожный июнь 1989-го. М., 1990. С. 35.

17. Хуршут А. Турки // Литературный Киргизстан, 1988. # 12.

18. Алиев Н. А. Я видел своими глазами / Так это было. Национальные репрессии в СССР 1919- 1952 гг. М., 1993. Т. 3. С. 166.

19. Осипов А. Г. Там же.

20. Юнусов А. Ахыскинские турки: дважды депортированный народ // Центральная Азия и Кавказ № 1 (2), 1999. С. 63.

21. Мамулия Г. Там же.

22. Мамулия Г. Там же.

23. Газ. "Свободная Грузия". 25 июня 1992 г.

24. Алиев Ф. Ф. Очерки по лексике языка турок Казахстана. Алма-Ата, 1978. С. 6-8.

25. Итоги Всесоюзной переписи населения СССР 1989 г. М., 1989.

Последнее изменение: Четверг, 11 Август 2011, 12:32